НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

СУРРЕНТСКОЕ (СОРРЕНТИНСКОЕ) ВИНО (Surrentinum)



Пьёшь из Суррента вино? Ни златых, ни из мурры цветистой
Кубков не надо: вино даст тебе чаши свои.
(Марциал, XIII, 110)

Суррент (Surrentum, ныне Sorrento) – приморский город в Кампании, к юго-востоку от Неаполя, окружённый в древности виноградниками аминейского сорта.

До середины I в. до н.э. суррентское считалось дурным из-за неприятного кислого вкуса и невозможности долгой выдержки. Однако, как свидетельствует Страбон, уже к рубежу эпох кампанские виноделы представили римским гурманам суррентское вино двадцатипятилетней выдержки, которое быстро завоевало авторитет, и особенно - среди врачей:
"[Из Кампании] римляне получают наилучшие вина: фалернское, статанское и каленское; и суррентинское вино успешно соперничает с этими сортами вин, так как после недавней пробы оказалось, что его можно выдерживать» (Страбон V, 4, 3).

Плиний Старший награждает суррентское наряду с альбанским третьим среди вин местом по благородству:
«Суррентские [вина] особенно полезны для выздоравливающих, так как они легки и обладают целебными свойствами" - говорит он (Естественная история, XXIII, 36). Медики прописывали этот сорт пациентам с желудочно-кишечными заболеваниями. Ещё одним его достоинством была крепость, превосходящая сетин, при том, что в голову суррентское особо не ударяло.

Тем же, кому "повезло" попробовать недозрелое суррентское, были от него не в восторге. Император Тиберий даже говорил в шутку, что это вино обязано популярностью сговору врачей, тогда как по сути это просто отличный уксус. Аналогичного мнения держался и его наследник Гай Калигула, называя суррентское обмывками (Естественная история, XIV, 8, 64).

Справедливости ради надо сказать, что был по крайней мере один врач, который спокойно относился к суррентскому, находя его слишком вяжущим, и затрудняющим очищение желудка и кишечника. Однако, и он находил, что старое вино, напротив, для желудка благотворно, а на вкус приятно (Диоскорид, 5.10).

Вероятно, к числу неудачников следует отнести и Афинея, который, хотя и знал чужие суждения о высоких качествах вина, но тщетно искал их в том напитке, который пробовал сам:
"Соррентинское же вино начинает приобретать приятный вкус только после двадцати пяти лет выдержки," - начинает он фразу, повторяя Страбона; - "из-за бедности жиром и очень грубого осадка оно едва дозревает даже за этот срок," - продолжает он, пытаясь распробовать нечто хорошее в кислом вине; наконец, отчаявшись, он завершает пассаж: "впрочем и после этого оно по вкусу только для привыкших к нему" (Афиней, Пир мудрецов, 26d).